Загрузка
Мы работаем
с 1993 года

+7 (812) 315 02 36

г.Санкт-Петербург, Загородный пр., 27/21

«Геострой»: реконструкция начинается с основ

ЗАО «Геострой» известно в Петербурге тем, что за двадцать с лишним лет своей работы сохранило и укрепило несколько сотен зданий, имеющих для города важное историческое значение. И сейчас специалисты компании работают на нескольких знаковых исторических объектах. Среди них – корпус Невской линии внутреннего кольца Большого Гостиного Двора и Запасной дом Зимнего дворца на Дворцовой наб., 30.

Сохранить внутри и снаружи

Мало кто из современных петербуржцев имел возможность побывать внутри периметра, который образуют линии Большого Гостиного Двора – Садовая, Перинная, Невская и Ломоносовская. С тех пор как в 1955 году Гостиный Двор был преобразован в один большой универмаг, эту территорию закрыли, переоборудовав под складские нужды этого торгового предприятия. Если же посмотреть на снимки города с высоты, можно увидеть, что корпуса, расположенные во дворе современного универмага, также образуют контур, повторяющий очертания наружного. В старину здесь располагались лавки оптовых торговцев.

В 2005 году специалисты архитектурной мастерской «Студия 44» предложили ОАО «Большой Гостиный Двор» проект, позволяющий увеличить торговые площади комплекса за счет восстановления и реконструкции части внутренних корпусов и превращения всего внутреннего пространство в единую торгово-развлекательную зону. Одним из первых объектов реконструкции стал корпус лит. В внутреннего кольца Невской линии.

Специалисты ЗАО «Геострой» начали работу с этим объектом год назад. Как рассказал Юрий Александрович Яковлев, главный инженер,  главный метролог ЗАО «Геострой», корпус лит. В строился поэтапно. «Купцы-собственники заказывали по секциям – кто одну, кто две – и пристраивали к уже существующей линии. В Петербурге по такому принципу построены были только гостиные дворы – Большой, Малый и Апраксин. А подобный внутренний периметр лавок есть только в Большом Гостином Дворе. Раньше он замыкался в кольцо так же, как наружные линии, но когда под Гостиным строили метро, часть здания пришлось снести», – пояснил специалист.

Лариса Юрьевна Бердникова, директор департамента управления проектами ЗАО «Геострой», добавила, что это были отдельные лавки, и они иногда пристраивались рядом, иногда надстраивались сверху, но везде в высоту были не больше четырех этажей. «Фасад каждой секции занимает примерно 4 м, а вглубь двора они уходят на 19 м. Если взглянуть на фасад, то видно, где проходят вертикальные «швы» – стыки между секциями, идущие на всю высоту здания. Очевидно, существовали общие требования, как должен выглядеть фасад, но строительство было разнесено во времени. Это видно по кирпичам. По всему фасаду нужно будет поставить 150 двойных окон, а это значит, 300 рам, выполненных по индивидуальным размерам. Будут восстанавливаться карнизы.

Когда мы в первый раз увидели этот объект – памятник архитектуры, то представить себе не могли, что внутри Гостиного Двора здание может быть в таком плохом состоянии, – прокомментировала Лариса Бердникова. По ее словам, прежде чем говорить о реставрации этого объекта, нужно было вначале выполнить работы по усилению фундаментов и гидроизоляции. Осушить стены, чтобы не было подпитки влаги снизу. В связи с этим участие ЗАО «Геострой» в реконструкции здания состояло из двух этапов: первый проводился ниже уровня земли, второй – выше.

Технологии в помощь

Рассказывая об особенностях проведения работ, Юрий Яковлев отметил: «Первое, что мы сделали, – усилили фундаменты за счет того, что в их подошвы стали нагнетать цементный раствор, – таким образом закрепили грунты. В дальнейшем требовалось пересадить фундаменты на титановые сваи. Кроме того, выполнялись под землей и общестроительные работы: в осях 15-20 мы освобождали подвалы, заглубляли их, были сделаны железобетонные ванны с гидроизоляцией. Шесть технических помещений: для водоснабжения, для службы эксплуатации. С установкой плит на уровне земли. Методом гидрофибризации нагнетались специальные составы, чтобы отсечь капиллярный подъем воды, чтобы и наружные, и внутренние стены были сухими. Грунтовая вода в этом месте стоит высоко, и фундамент пребывал во влажном состоянии».

По словам Юрия Яковлева, специалисты ЗАО «Геострой» старались максимально сохранить конструкции фундамента. Применяли технологию с использованием инъекционных смесей.

В свою очередь, Лариса Бердникова добавила, что первый этап занял два года и уже закончен, а с января этого года начались работы по надземной части. Сейчас уже произведены демонтажные работы. В нем нет ничего лишнего. Мы рассчитываем, что к концу года фасад уже примет законченный вид», – заключила специалист.

Реконструкция Запасного дома

Запасной дом Зимнего дворца (известный также как дом Скляева и особняк Менгдена) был включен в реестр объектов культурного наследия Петербурга два года назад. Еще в 1930-е годы это здание было по большей части жилым, в разное время здесь обитали великий князь Алексей Александрович, Сергей Юльевич Витте и академик Евгений Викторович Тарле. Позднее в бывших квартирах разместились различные службы Государственного Эрмитажа. Проект реконструкции Запасного дома и переоборудования его в лабораторно-хранительский и административный корпуса музея появился в 2012 году и начал реализовываться генеральным подрядчиком, ЗАО «Балтстрой», в начале 2013 года. Проведение работ по укреплению фундаментов и основания грунтов было поручено ЗАО «Геострой».

Как рассказал Максим Алексан­д­рович Афанасьев, руководитель проекта, работы по реконструкции предполагают множество изменений: замену балок перекрытий, перенос внутренних стен. В связи с этим очень сильно, где-то на 70 %, увеличивается нагрузка на фундаменты по всему периметру здания. «Чтобы их укрепить, наш проектный отдел предложил создание сети из 1300 скважин, через которые мы нагнетали раствор, укрепляя грунты оснований. Потом в этих же местах мы устанавливали буроинъекционные сваи с помощью трубчато-винтовой арматуры. За 20 лет работы в историческом центре мы убедились, что это оптимальная методика усиления фундаментов и оснований при увеличении нагрузки. У такой конструкции запас прочности позволяет выдержать гораздо больше, чем 30 тонн, которые, согласно расчетам, будут в этом здании. По проекту были заданы скважины глубиной 12 м. Мы установили их порядка 1500 – как для усиления существующих стен, так и для тех, которые появятся в результате реконструкции», – рассказал специалист.

Также, по его словам, во дворе будут возведены различные пристройки, для которых также подготовлена свайная основа.

Максим Афанасьев отметил: «Фунда­мент старого здания был различным по мощности – где-то известняки, где-то кирпичи. Еще до постройки нынешнего здания на набережной стоял двухэтажный дом Скляева петровских времен, его фундамент частично сохранился, также как и более поздний, тоже XVIII столетия, когда дом перестраивался для баронессы Юлии Менгден. Позднее на этом участке были еще перестройки. В начале XIX века хозяйкой стала графиня И.И. Воронцова, при ней сильно изменился сам дом и появился еще один каменный флигель во дворе. Так, как сейчас, дома по Дворцовой наб., 30, и по Миллионной ул., 31, стали выглядеть в 1878 году, после перестройки, проведенной архитектором Н.Ф. Беккером для великого князя Алексея Александровича. Но и позднее, в 1885 году, здания пережили еще одно переустройство – под доходный дом».

Максим Афанасьев констатировал, что из-за того, что объект большой, работу приходилось осуществлять из подвалов, где было мало места. «Например, в одном помещении между двумя стенками, которые надо было укреплять, расстояние было всего 1,6 м. Мы применяли малогабаритные установки «Стерх» отечественного производства. Это неприхотливые, производительные и надежные машины, состоящие из трех частей, которые можно переносить и размещать независимо друг от друга: буровой блок, пульт управления и маслостанция. Но и у них длина полозьев 1,8 м, поэтому нам пришлось эти полозья обрезать на месте. У нашей организации есть собственный проектный отдел, проект усиления и пересадки фундамента Запасного дома на титановые сваи подготовили наши специалисты. В таких ситуациях, когда невозможно заранее предусмотреть, какие технические сложности встретятся на объекте, это большое преимущество – мы частенько взаимодействовали с нашими проектировщиками, быстро координировали с ними действия и находили оптимальные решения», – пояснил специалист.

По его словам, работать на таком серьезном объекте нужно было очень быстро. «Сперва мы были одни, но вскоре начали какие-то оси отдавать подрядчикам для археологических работ, затем откопки подвалов, демонтажа, и все эти бригады пошли за нами с большой скоростью. Участок ограничен домом, въезд в него один и очень узкий, машина туда заехать не может. Приходилось выгружать оборудование и материалы на Миллионной и вручную доставлять к месту производства работ. Цементный раствор, который остается после изготовления свай и на следующий день застывает, нам приходилось отбивать, грузить в мешки и также вручную выносить. Если бы мы работали одни, не нужно было бы координировать наши действия с другими подрядчиками, мы бы выполнили свою часть еще быстрее. Но при реконструкции у заказчика сроки всегда сжаты, и всегда работают 10-12 компаний одновременно. Во многом это сложнее, чем строительство в новом месте, на подготовленной площадке, на открытом воздухе.

Мы работали на этом объекте с февраля по август прошлого года, справились в срок и качественно, генподрядчик остался нами доволен», – заключил Максим Афанасьев.